Четверг, 19.10.2017, 06:31
Приветствую Вас Гость
RSS
Do-The-Ska
Меню сайта
Категории каталога
Мои статьи [72]
тексты песен [10]
Тексты песен различных Ska групп.
Друзья сайта
Мини-чат
Наш опрос
какой из форумов лучше???

Всего ответов: 6
Главная » Статьи » Мои статьи

Интервью Judge Dred
- Окей, спасибо что выполнил обещание и зашёл.

Не за что, я как раз закончил тур по Европе. Был в Германии, Франции, Австрии и ещё чёрт знает где вместе с Ring-Dings.

- Dr.Ring-Ding?

Да, они разогревали публику в Европе. Это им отлично удавалось и нас везде принимали очень хорошо.

- Тур проходит в поддержку нового альбома?

Ну да и всё пока идёт нормально. Grover records хорошо постарались с продвижением и мы уже несколько раз продавали тиражи на концертах, так что приходилось возвращаться на склад, что всегда очень приятно. Мы с моей новой группой, Dreadnoughts, обычно исполняем несколько новых композиций с альбома. Хотя конечно старые принимают обычно гораздо теплее, если вы понмиаете о чём я. Многие артисты с годами утратили популярность, так как полностью перешли на новый материал, считая что тот факт, что им лично надоело сотню раз исполнять одно и то же, значит, что и публике, которая платит за это деньги, эти песни наскучили. Поэтому мы стараемся всегда сыграть Big 6, Big 7, Big 8 и т.д.

- Наверно с Rolling Stones вас связывает гораздо больше, чем кажется!

Да-да, конечно! Так я начал заниматьс делом. Я работал на Rolling Stones. Я был у них телохранителем в 1964-ом и именно через этих ребят стал втягиваться в дело.

- Совершенно случайно сегодня услышал по радио, что исполнилось ровно 33 года их первому альбому.

Угу, у меня где то хранится его копия, лично подписанная всеми ими включая Брайана Джонса. Как говорится, пары своих долларов это дело стоило.

- Это была твоя первая работа после школы?

Нет, я начинал в Брикстоне, в 1963-м, в месте, называемом Ram Jam Club, реально известном в те времена как клуб модов. Я начал работать там в один день с группой Geno Washington & the Ram Jam. Врубись, Geno Washington & the Ram Jam были одной из настоящих мод групп, а вся эта шумиха вокруг the Who была искусственной и подогревалась нехилыми денежными вложениями. Вспомнить хотя бы как они представляют себя лидерами модов в ими же снятом фильме Quadrophenia. На самом деле Geno был гораздо интереснее во всех отношениях и его музыкой вдохновлялись многие мод-исполнители, например, Zoot Money и Big Roll Band, но они были уже другие. Еще позже пришли Derrick Morgan, Dandy и Jackie Edwards, которые были совсем не такими, а the Who взяли и представили всё происходящее, как своё детище. Следует сказать, что их публика тех времён мало чем отличалась от тех, кто к примеру сегодня ходит на концерты Oasis, они могли запросто на следующий день сходить послушать Jimi Hendrix-а. Их однотипные куртки с мишенями на спине, где было часто начертано The Who, были повсюду! Конечно, на это было просто противно смотреть.

- Итак ты начал работать вышибалой в Ram Jam и затем подрабатывал охранником Rolling Stones. Долго ли это длилось?

Да, периодами. Когда были какие то непонятки с публикой или надо было выяснить с кем то отношения – это была моя работа, а иногда я работал телохранителем у различных политиков. С 19-ти лет я вращался в музыкальных кругах и именно через работу увлёкся этим бизнесом. Помнится как Rod Stewart угощал меня сигаретами за то, чтобы я пропустил его на сцену клуба Flamingo на Waldorf Street, и он мог бы петь вместе с выступавшей группой. Вот так давно это было.

- И как же тебе удалось перейти от профессий телохранителя и вышибалы к исполнителю реггей?

Ну можно сказать, всё произошло само собой. Ведь я вырос в откровенно чёрном районе, Brixton-е, своеобразном Гарлеме Лондона. Хотя, по правде говоря, у меня не было рассовых проблем с черным населением, так что до предрассудков Гарлема нам было далеко. Я ходил в школу с первыми чёрными ребятами, которые прибыли на наш Остров с Карибского региона. В семнадцать лет я познакомился с Laurel Aitken, а чуть позже и с Derrick Morgan, и они стали моими друзьями на всю жизнь. И как ни странно, именно у меня первого появилась мобильная саунд-система в Британии.


- В каком это было году?

Это был 1968-ой. Я начал собирать пластинки, причём обычно приходилось их доставать через морские суда, приходившие с Ямайки с грузом бананов и всего такого. Параллельно мне была предложена работа сборщика долгов с людей, вращающихся в музыкальном бизнесе. Естественно, это подразумевало постоянные новые контакты и знакомства. Помнится, я подобрал Desmond-а в аэропорте, когда он впервые прилетел к нам…

- Desmond Dekker?

Да. И его, и Pioneers подвозил на их первый концерт, и ешё многих исполнителей. Затем, в начале 70-х я бросил заниматься сбором долгов для Trojan records, а в 1975-ом благодаря успешным продажам сам стал их крупнейшим кредитором! Вот такая произошла странная история. То есть начиная вышибалой долгов, я закончил человеком, который сам никак не мог получить свои деньги обратно.

- А что произошло в период между выбиванием долгов для Trojan и записью у них?

Ну на самом деле, всё произошло чисто случайно. Вообще, это всё воля случая. У меня была саунд-система, и я частенько увлекался пением поверх проигрываемых записей. Благо, вторая сторона пластинки обычно была записана без вокала, и ты мог наговаривать всё что угодно. Помнится, особенно всем нравились мои стишки под запись Ernest Ranglin – и публика всё чаще просила меня повторить этот номер. Честно сказать, со временем мне это надоело и я приехал в студию Goosebury в Лондоне, и наконец записал всё это дело на четырёхканальном оборудовании. В начале 1972-го года я приехал с этой записью в офис Trojan и поставил послушать мои друзьям из группы Greyhound, которые сначала назывались the Rudies, они жили по соседству со мной в Brixton-е. Ну так вот, поставил я им запись и тут из своего кабинета показался главный менеджер компании и спросил «Это наша запись играет?». Неудивительно что он мог что-то забыть – Trojan выпускал по 40 записей в неделю! Ну так вот, затем он спросил «А кто это поёт?». Ребята тут же указали на меня и он спросил «Мы это будем выпускать?» - и я ответил «Э-э да, конечно!». Тогда я сделал следующую запись, назвал её «Little Boy Blue», однако они первом лэйбле, осмелившимся меня выпустить, Bigshot records, настояли на другом названии – Big 6, в пику суперпопулярной песне Prince Buster-а Big 5. Так, собственно говоря, и появилась на свет серия моих «больших» песен.

- Ты с самого начала взял себе псевдоним Judge Dread?

Конечно, ведь моя саунд-система получила от меня прозвище «Judge Dread's Sound Machine» ещё в 1968 году.В то время этот герой был довольно известен ввиду популярности одноименного хита. Затем я зарегистрировал его как собственную марку и никак не предполагал, что спустя много лет возникнет проблема плагиата с фильмом Сталлоне. Дело в том, что он написал DREDD, с двойным D. И поэтому при прокате фильма в нашей стране у них возникли затруднения, всё же к тому времени я успел продать миллионы записей под своим псевдонимом. Я на самом деле собирался подать на них в суд, но это дело было довольно накладным и могло понадобиться до 7 лет, перед тем как началось бы первое заседание суда, да и денег у них было несравнимо больше. Поэтому мне пришлось проглотить всё это дело, хотя, попадись они мне, я бы не оставил всё просто так.

- Я слышал, что недавно на Trojan вышла запись, где Gaz Mayall прошелся по Сталонне песней «Judge Dread Vs. Judge Dredd»

Да, я помню этого парня, когда он крутился вокруг своего отца, Джона – известного блюзового исполнителя. Я помню когда его отец таскал его с собой совсем малышом. Кстати Rick Gunnel, вледелец клубов Ram Jam и Flamingo, продюсировал в том числе и начинающих тогда Rod Stewart, John Mayall, а также уже известных Zoot Moneys, Geno Washington, Chris Farmer – всех этих героев-mods. И вот почему меня так вывело из себя отсутствие малейшего упоминания о них в Quadrophenia, куда я был приглашён на премьеру. И естественно, когда после фильма спросили моё мнение о нём, я не мог соврать. Я так и сказал, что это редкостное говно. Не думаю, что после этого меня стали бы приглашать на другие премьеры. Но и вы поймите меня, ведь когда ты сам живёшь той жизнью, знаешь её не по книжкам, как другие, а сам помогаешь эти книжки писать, просто невозможно сказать «о да, это отличный фильм». К чёрту корректность, этот фильм не имел ничего общего с настоящими mods. Если б у меня было достаточно денег, я бы снял хороший, правильный фильм, но это действительно очень дорогое производство.


- Какова была реакция на твой первый сингл, Big Six?

О да, это было что-то, я сохранял некоторые вырезки из прессы, я до сих пор получаю заметки о нём. Например, одна старушка по имени Mary Whitehouse, которая к слову разрабатывала стандарты радиовещания в этой стране и возглавляла какое-то общество связистов в 36 тысяч человек. Ну так вот, она однажды заявила мне что дети якобы распевают мои неприличные куплеты в школах, и она собирается провести со мной теледебаты, где я ей расскажу сколько денег я заработал на этом, если она расскажет сколько удалось заработать ей. Да какое у неё было право говорить мне что я должен делать, а что нет? Кстати сынок этой леди-борца за нравственность через несколько лет попался на хранении наркотиков. Знаете, такое бывает у тех людей, которые за своим домом не следят, а в чужие дела лезут с удовольствием. Ну так вот, с тех пор как я успел продать четверть миллиона копий сингла в Великобритании, практически не было и дня когда мои портреты не фигурировали бы в газетах. При этом те, кто покупал альбом даже не верили в то, что я существую, все просто думали что это проект какого-либо известного черного исполнителя. И только после моего первого полноценного выступления всё стало на свои места. Помнится песня продержалась в различных хит-парадах многие недели и всё время они показывали одну и ту же фотографию напротив моего имени. Это было весело, честное слово… И это было только начало.

- Запись была запрещена цензурой сразу же?

Ну, её запретили проирывать на радио, хотя и без радио удавалось продавать по 78 тысяч копий в день, то есть где то четверть миллиона в неделю. Многие собирались запретить и эту продажу, но ограничились радио.

- Что было тебе только на руку…

Конечно! Но, к сожалению, со временем мне это припомнили. Так, в 1973-м я записал первую благотворительную запись, все доходы с которой шли в фонд помощи Эфиопии, что кстати было отмечено в Книге Рекордов Гинесса. Это была песня “Molly”, написанная Clancy Eccles. Затем был первый благотворительный концерт в Edmonton Sundance в компании с Bob Marley & the Wailers и другими черными исполнителями. Это было уже после выхода хитов Big 6, Big 7 и Big 8 и на радио ВВС не стали крутить песню Molly, так как там была безобидная строчка «она не играет с маленькими мальчиками», а поминая о моих былых «заслугах», они посчитали это пошлым и не пустили в эфир, несмотря на то, что это была вполне официальная запись Oxfam Records.

- Как ты себя чувствовал будучи артистом Trojan records?

В период с 1972 по 1975 у меня были тысячи шоу, иногда при этом по два-три выступления в ночь, а иногда я просто ехал куда-то засветиться и не выступать. Когда Trojan начал сдавать позиции, меня поддержал лэйбл Creole и у меня появились хиты вроде Big 10, несколько удачных альбомов, сборников по типу Bed Time Stories, Fourty Big Ones, Last of the Skinheads. Последний пользовался особенно большой популярностью. Как раз в 1975-76 skinheads полностью исчезли с улиц и прошло несколько лет, перед тем как они вернулись, но часто это были уже совсем другие люди.

- А много ли их посещало твои концерты в те времена?

Ну в ранний период я успел ещё застать конец всего этого. На самом деле, когда я только начал записываться для Trojan, я старался поддержать их на плаву, так как они уже тогда начали забывать о своих корнях. Всё движение скинхедов сходило на нет, и я всё больше становился просто белым исполнителем reggae, нежели певцом для этой публики. Поэтому когда я записывал Last of the Skinheads, я делал его, прежде всего, для себя самого. Я просто не верил в то, что кто то ещё остался – я не видел skinheads на улицах несколько лет. Многие, кто ещё несколько лет назад были в этом, отошли от всего, изменились и слушали что-то вроде Jackson 5. И в одноименной песне есть такие строчки «I suppose I better go out, don't play much reggae in the clubs» - и так оно на самом деле и было. До самого начала 2Tone, когда всё стало вновь возвращаться, хотя это было больше похоже на пробуждение. Помнится, как Rob Dickens, основавший Madness ставил мне послушать их одноименную первую запись и предлагал стать их продюсером. И я сказал, что не хочу иметь с этим ничего общего! Я много раз слышал оригинальную версию Принца Бастера и естественно успел её полюбить, поэтому новое звучание было для меня просто кощунственным. Я же всегда старался не копировать других, а смешивать чёрную музыку reggae с чисто белой манерой исполнения и тем не менее у меня было много поклонников и на Ямайке. Я бы назвал свой стиль cockney-reggae. А музыка Madness нуждалась в другом виде продюссера, нежели я. У меня была белая манера исполнения, но абсолютно чёрный музыкальный вкус. Я бы сделал звучание медленнее и массивнее. Я всё так и сказал ребятам, которые часто приходили на мои дискотеки в самом начале эры 2Tone. Туда же приходил и Buster из Bad Manners, он был моим ярым поклонником, будучи ещё школьником. Таким образом, всё звучание 2Tone во многом произошло от записей, которые я записывал 10 лет до этого.

- И у тебя снова появилось много концертов во времена 2Tone?

Да, сразу появилось много работы, я снова стал часто выступать с концертами и на улицах появилось много skinheads, но проблема была в том, что они были ребятами более жестокими и замороченными на политике. В моей команде было 14 человек, 7 черных и 7 белых и тем не менее на меня успели понавешать множество ярлыков, в частности, ярлык расиста. Как я могу быть расистом, когда у меня 7 чернокожих ребят в группе? Когда я перечислял деньги в помощь Эфиопии в 1973-м? Но понимаете, есть такой недобросовестный сорт журналистов, которые могли написать о том, что на моих концертах вовсю звучит «Sieg Hail», хотя многие просто выставляли правый кулак и кричали «Skinhead, skinhead!». В результате, многие концерты отменялись местными властями. Я на некоторое время был вынужден снизить обороты, а потом и общий интерес к 2Tone сдал спадать. Но всё же и сегодня, в частности в Германии, у меня были концерты, когда весь зал был битком набит бритоголовыми. Куда все они деваются днём я не знаю, днём, на улицах я их никогда не видел. Словно какие-то байкеры, они откуда то внезапно появляются на концертах вечером, а днём с огнём их не сыщешь. Такое ощущение, что они приходят домой, становятся …непонятно кем. А потом где-нибудь все встречаются, в телефонной будке переодеваются, приводят себя в вид «skinheadman» и идут на концерт. Я знал парня, который весь день работал в офисе, а вечером облачался в кожаную одежду и становился байкером. Ну на самом деле это хорошо, что сейчас скинхеды стали культом, не то что творилось в начале эры 2Tone. Тогда было это увлечение фашизмом, да и затем пришёл Панк со своими устоями. Вот тогда была настоящая путанница, меня даже успели окрестить «Крёстный отец Oi!» - наверно из-за моего анти-социального поведения задолго до появления панка. У меня в своё время было столько споров насчёт цензуры и свободы слова и я всегда спрашивал «какое право у вас есть, чтобы использовать слово ЦЕНЗУРА?, что вас делает умнее и лучше других?». Если мне не нравится что-то по телевизору, я всегда могу его выключить! Я не стану смотреть это а потом ныть по этому поводу. Ну как, допустим, балет. Я не люблю балет, и если его показывают по ТВ, я всегда переключаю программу и смотрю то, что мне нравится. Это моя черта характера принесла мне много неприятностей. Например, я не болею за большие английские клубы. Так, на обложке нового CD есть фотография команды Chatham Town, на которую более чем 100 человек и поглядеть то не ходит. Другой мой любимый клуб – Millwall, его всё равно никто не любит. Их называют командой, которую все ненавидят все вокруг. Но всё равно, я не изменюсь и никогда не изменю своё мышление.

- Если бы ты начинал карьеру сегодня, смог бы ты достичь такого же успеха?

Нет, и знаешь почему? В наше время сошла на нет стратегия шокирования публики. Знаете, какую запись вы бы сейчас назвали бы безвкусной? Вам бы пришлось буквально выступить в каком нибуть ток-шоу и нассать на стол или что-нибудь в этом духе, дабы шокировать окружающих. А в далёких 70-х безобидная песня «Little Boy Blue» считалась пошлой и безвкусной. И эти устои не менялись до времени успеха Sex Pistols. И теперь я слышу в топ-чартах песню с строчкой «легла бы она под тебя в Фиате?». И это звучит в прайм-тайм, это спокойно могут услышать и дети. Изменилось не только радио, на ТВ теперь люди могут поклясться в чём то и потом нарушить клятву как бы между прочим. Сейчас, чтобы привлечь интерес, шокировать публику, вам придётся широко использовать ненормативную лексику или нарисовать на обложке альбома чей-нибудь член и всё такое.

- К слову, что означает название нового альбома – Dread White & Blue ?

Да-да, кстати я всегда мечтал назвать так один из своих альбомов. Словно подводя итог творчеству – Dread White & Blue, это как название британского флага (его иногда называют Red White & Blue – прим. пер.).

- Чем ты занимался в 80-е, после эпохи 2tone?

Ну, для меня вообще никогда не было больших перерывов в творчестве, у меня всегда была группа, 2tone очень удачно подвернулся после периода откровенного спада интереса к подобной музыке. А когда и он сошёл на нет, то время от времени я выпускал синглы для лэйбла Corova, которым заправлял тот же Rob Dickens, который раскачал в своё время Madness. Для Corova я записал три песни – Lover’s Rock, Phoenix city и Hello I'm Your Heart – вместе с Betty Bright, будущей женой Suggs-а. Потом я занялся записью танцевальных песен и, например, Relax, пародия на известный хит, некоторое время продержалась в чартах. Затем была версия песни Jack Your Body и ещё ряд записей в этом стиле. Потом и эта мода сошла на нет, и у меня остались лишь преданные слушатели. Тем не менее, я считаю что если вы в полной мере хотите существовать в мире музыки, вы не должны зацикливаться на каком то одном направлении. Если вы будете рассуждать так: «Итак сейчас я запишу песню для такого-то количества людей», вы далеко не зайдёте. Вам нужно для разнообразия попробовать себя на других рынках – что я и сделал, работая в 80-х в дискотеках для ребят и девушек, многие из которых до этого обо мне ничего не слышали, а некоторые ещё и не родились, когда я начинал свою музыкальную деятельность. Несмотря на то, что я традиционно никогда не был поклонником подобной музыки, это всё же был полезный опыт работы, он как бы держал меня в курсе последних тенденций в музыке и подкинул много новых идей. Иногда я возвращаюсь к этим вещам, но тем не менее за мою коллекцию старых записей многие готовы убить :).

- О да, я один из них ! :)

Да, у меня действительно очень много пластинок, причём мне совсем не по душе современный reggae, он стал каким то слишком загруженным. Мне больше нравится старый добрый, так называемый happy reggae. И всё равно мне часто присылают последние «новинки» рынка. Бог мой, это такая дрянь!


- А как ты относишься к современному ska?

Ага, вся эта новая волна? Ну в частности, немцы играют очень правильную музыку. Можно сказать, что они практически правильно поняли дух ska. Сейчас они всё чаще начинают замедлять ритм и это правильно. Часто люди делают большую ошибку, играя ska со скоростью света, забыв при этом что ska и reggae никогда не ускорялись до такого сумасшедшего темпа. Я заметил у немцев перемены в этом плане, когда побывал в Германии на прошлой неделе. Американцы тоже вроде начинают понимать что к чему и делают более спокойную музыку. Это ведь 2tone привнёс традицию довольно высокого темпа, но когда я слышу песню Carry On Bring Home, я предпочитаю её слушать в оригинальном, невысоком темпе. Когда мне удавалось достать некоторые американские записи начала их 3-ей волны, мне никак не нравился их упор на скорость. Вообще, конечно нельзя не отметить усилия Moon по продвижению ska в Америке, но здесь их альбомы часто достать не легче, чем когда то, в 70-х было купить reggae, сделанный там. Также наоборот, зачастую то, что здесь, в Англии пользуется большой популярностью, за океаном найти очень тяжело.

- Тебе приходилось выступать в Японии?

Я был в Японии в 1978-м, немного раньше чем должен был на самом деле. Теперь, когда я вспоминаю эту поездку, то думаю что лучше бы мне было тогда немного подождать с приездом туда, это всё из-за рынка. Как и с Америкой, сейчас там совсем другое дело я и планирую в этом году обязательно там выступить. Сейчас как раз два моих приятеля занимаются там всеми организационными вопросами. Я думаю что турне продлится дней 14, так чтобы прощупать почву на будущее. Я, в отличие от многих, люблю поговорить с публикой, которая становится мне ближе после этих бесед, и это часть профессии артиста. Я думаю будет здорово съездить в Штаты перед тем, как я умру ! Это будет просто з д о р о в о.





Категория: Мои статьи | Добавил: do-the-ska (18.12.2007)
Просмотров: 203 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 1
1  
неплохо
i love working class hero

Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа
Поиск
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Copyright MyCorp © 2017